Свобода слова проиграла. Апелляционный суд Днепра поддержал Днепро-Петровских авторитетов

Днепровский апелляционный суд частично удовлетворил жалобу Юрия Бутусова, уменьшив сумму взыскания в пользу Арутюняна Е.К. и Петровского А.В., известных в определенных кругах как»Эмиль» и»Нарик», с 357,4 тыс до 20 тыс грн, в остальном оставил без изменений решение Бабушкинского районного суда Днепропетровска о защите чести и достоинства Арутюняна Е. К. и Петровского А.В.

Господин Арутюнян и г-н Петровский предъявили иск к господину Бутусову, обиженные его публикацией в Facebook.

Суд первой инстанции иск удовлетворил,обязав господина Бутусова удалить публикацию и опубликовать ее опровержение, взыскал в пользу каждого из истцов по 178 704 грн. В суд господин Бутусов должным образом не вызывался.

В апелляционной жалобе мы утверждали, что суд нарушил принципы свободы слова. Истцы являются публичными лицами и поэтому должны осознавать, что особый статус, который они имеют в обществе, автоматически увеличивает уровень давления на приватность их жизни, они сознательно открываются для придирчивого анализа как со стороны журналистов, так и широкой общественности и, как следствие, должны проявлять к этому больше терпимости. Утверждения господина Бутусова в отношении них являются оценочными суждениями, основанными на информации из надежных открытых источников, в частности высказываний Генерального прокурора, Председателя СБУ,статьи в  Википедии и тому подобное. Принуждение удалить публикацию в Facebook является цензурой и переписыванием событий.

Постановлением Днепровского апелляционного суда от 5 ноября 2019 апелляционную жалобу удовлетворено частично. Уменьшена сумма взысканного морального вреда 178 704 грн до 10000 грн в пользу каждого из ответчиков, в остальном судебное решение оставлено без изменений.

В своем постановлении апелляционный суд указал, что указанная в статье информация не является оценочным суждением, носит утвердительный и обвинительный характер, содержит конкретные факты, правдивость которых не доказана, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истцов. По мнению коллегии судей истцы являются публичными лицами, но это не дает правовых оснований для распространения в отношении них недостоверной и негативной информации, которая носит утвердительный и обвинительный характер.

Комментируя это, мягко говоря, странное судебное решение, следует отметить следующее.

  1. Апелляционный суд в своем постановлении повторил распространенную ошибку, сославшись на норму части третьей статьи 277 Гражданского кодекса Украины, которая уже 5 лет как утратила силу. Эта норма возлагала бремя доказывания правдивости информации на того, кто ее распространил. Она была исключена Законом № 1170-VII от 27.03.2014 (вступил в силу 19.04.2014), как противоречащая принципу равенства сторон — составному элементу более емкого понятия справедливого судебного разбирательства, требующего, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представить свое дело в таких условиях, которые не ставят ее в существенно менее благоприятное положение по сравнению с оппонентом. Зато апелляционный суд не просто процитировал эту норму, а сознательно и четко ней руководствовался, ведь сослался на недоказанность утверждений господина Бутусова. 
  2. Оценочные суждения это именно те, которые не могут быть доказаны или опровергнуты. Итак, по ним всегда можно сказать, что они не доказаны. Апелляционный суд не сослался ни на одно обстоятельство, факт или доказательство, какими бы эти утверждения были опровергнуты истцами. Каким образом можно доказать или опровергнуть утверждение «авторитет» или «правая рука», если они не являются оценочными? Мы здесь не спрашиваем с какой стати они являются оскорбительными.
  3. В делах Мангер v. Никитенко и Тищенко v. Лещенко & Притула Верховный Суд решал вопрос справедливого баланса между свободой слова и защитой частной жизни в пользу свободы слова лишь на том основании, что истцы являются публичными лицами. Апелляционный суд почему-то такую практику высшего судебного органа государства не поддержал.
  4. Апелляционный суд также не обратил внимания на то, что требование об удалении публикации в Интернет не является надлежащим способом судебной защиты по делам о диффамации, противоречит требованию об опровержении и, по практике ЕСПЧ, считается цензурой и переписыванием событий.  

Полный текст постановления.

Добавить комментарий